Новостихуёвости – Читай и охуевай

Звонки с неизвестного номера и подмена статей закона. Как Роскомнадзор впервые применил блокировку СМИ за оскорбление власти

20 апр в 15:14, Meduza

Роскомнадзор в апреле на несколько дней заблокировал сайты двух популярных СМИ в Ярославле — «Яркуб» и 76.ru Редакции обоих изданий отказались выполнить неофициальную просьбу ведомства удалить новость, что полиция ищет неизвестных, которые написали на здании областного МВД краской слова «Путин — *****». Журналисты считают, что на них решили опробовать принятый меньше месяца назад закон о неуважении к власти. Как выяснил специальный корреспондент «Медузы» Андрей Перцев, госорганы, участвовавшие в блокировке, использовали произвольные формулировки в своих требованиях, а отказавшие им главные редакторы сначала сочли действия властей первоапрельской шуткой.

Чиновники Роскомнадзора неофициально обзвонили редакции ярославских СМИ

1 апреля главный редактор сайте «Яркуб» Марина Седнева отправилась в киноклуб «Нефть» в Ярославле, чтобы посмотреть фильм «Мы объявляем вам весну», посвященный местным политическим активистам. Показ не обошелся без приключений: в зале и кинорубке отключили электричество, зрителям пришлось сидеть при свечах; фильм в итоге показали с помощью портативного проектора, работающего от бензогенератора.

Самой Седневой мешали смотреть кино звонки с незнакомого мобильного номера. «Я сбрасывала, потом отправила SMS, что перезвоню позже. Перезвонила, ответивший мужчина представился главой отделения Роскомнадзора Евгением Офицеровым и попросил удалить новость. В смысле — удалить? На каких основаниях?» — до сих пор удивляется журналистка. Новость, которую хотел снять «глава местного Роскомнадзора», была о том, что полиция начала поиск людей, которые за день до этого написали фамилию президента России и неприличное слово на здании ярославского областного управления МВД. Седнева продолжила задавать вопросы: какой закон был нарушен, что будет, если издание не уберет новость? По ее словам, звонивший ничего толком объяснить не мог. «Я рассказала коллегам об этом звонке, они посмеялись и посоветовали не воспринимать все серьезно, ведь было 1 апреля», — рассказывает главред сайта «Яркуб».

Вскоре выяснилось, что похожие звонки поступили и другим главным редакторам ярославских СМИ, выпустившим заметки про надпись — и разместившим фотографию исписанного здания. Редактор сайта 76.ru Ольга Прохорова вспоминает, что 31 марта ей позвонили сразу несколько сотрудников областного Роскомнадзора. «Позвонил и сам начальник отделения, было слышно, что он удивлен и растерян; я поняла, что инициатива идет не с местного уровня. У нас хорошие отношения с местным РКН, я общаюсь с сотрудницей, ответственной за СМИ, она дает консультации. После звонка мы встретились с Евгением Офицеровым и поговорили. Мало ли кто звонит с незнакомого номера и требует удалить материал? Я назвала номер [c которого раньше звонили], он подтвердил, что это его», — рассказывает она. По словам Прохоровой, и во время телефонного разговора и во время личной встречи (была в середине апреля) с Офицеровым ее настоятельно просили удалить новость, но «толком не могли объяснить почему». «Были намеки: вот знаете, вступает в силу закон об оскорблении власти, может вмешаться Генпрокуратура», — говорит она. 

Ни в заметке 76.ru, ни в новости «Яркуба» надпись не цитировалась, второе (оскорбительное) слово в надписи на снимке в 76.ru было полностью закрашено, в публикации «Яркуба» осталась видна только последняя буква слова («р»).

Глава ярославского Роскомнадзора Евгений Офицеров во время телефонного разговора с «Медузой» так ответил на вопрос, кому принадлежала инициатива превентивных звонков в редакции: «Какая разница, по какой инициативе я звонил? Читайте статью 49 федерального закона о СМИ, где говорится, что журналист „обязан уважать права, законные интересы, честь и достоинство граждан и организаций“». Как можно начать блокировку информации, порочащей честь и достоинство, без решения суда, Офицеров не пояснил.

Вечером 1 апреля на редакционную почту «Яркуба» пришло электронное письмо, подписанное Роскомнадзором, с требованием снять новость в течение 24 часов. Марина Седнева уточняет, что это не было «официальное уведомление по форме»; основания для удаления новости в тексте не перечислялись. Адрес, по словам главреда «Яркуба», действительно мог принадлежать Роскомнадзору — с него ведомство несколько раз присылало в редакцию письма с требованием удалить матерные комментарии под статьями и новостями. «Передо мной встал серьезный вопрос. Что делать? Снять публично новость мы не можем: как мы объясним читателям, на каком основании мы так поступили? Звонок РКН — не причина. Есть закон, который расписывает всю процедуру. Удаление по звонку — это удаление не по закону, а по понятиям. По понятиям мы не работаем», — говорит Седнева.

Ольга Прохорова тоже размышляла, как поступить: официальный орган власти неофициально просит удалить новость. «Могла ли снять материал после намеков? Нет, не могла. C одной стороны, были намеки из которых в принципе становились ясно, что просят удалить. С другой — официальные документы, из которых ничего не понятно. А должно быть все наоборот», — возмущается она.

Ярославское отделение информагентства Regnum вообще не опубликовало новость о появлении на здании управления МВД надписи. «Это был не политический акт, а хулиганство. Если было бы написано: „Путин — вор“ или „Путин — могильщик России“, был бы другой разговор. Эта надпись — оскорбление, и мы понимали, что закон об оскорблении власти уже работает», — объясняет шеф-редактор местного Regnum Алексей Яковлев.

На главных редакторов нескольких других ярославских СМИ, которые сочли появление надписи на здании МВД важным событием, телефонные разговоры с представителями Роскомнадзора подействовали — новости с сайтов они быстро удалили. «Новость была посвящена именно появлению надписи. Звонок от Роскомнадзора поступил к нам в рекламный отдел, они пришли ко мне и рассказали об этом, — говорит шеф-редактор издания „Аргументы и Факты в Ярославле“ Владислава Куимова. — Ситуация была непонятной: закон об оскорблении власти вступил в силу 29 марта, схема его работы непонятна. Удалять новость очень плохо, но и конфликт с РКН — это тоже очень плохо, что и показала дальнейшая история с „Яркубом“ — их заблокировали [в итоге] совсем не за оскорбление власти».

«Яркуб» заблокировали утром 11 апреля; в решении Роскомнадзора от 9 апреля 2019 года указано, что материал, из-за которого произошла блокировка, — новость, вышедшая еще в 2018-м, о подростке, который выпал в окно. По словам главного редактора «Яркуба», официальное уведомление ей так и не пришло. «О блокировке мы узнали от читателей, причем опять же никаких официальных уведомлений мы не получали», — рассказывает Марина Седнева. Уведомление она нашла сама в реестре заблокированных страниц Роскомнадзора и стала «бомбить РКН и провайдера письмами» о том, что редакция убрала новость из общего доступа. «Мне отвечали, что никаких писем им не приходит», — вспоминает Седнева. Блокировка сайта продлилась три дня, до 14 апреля.

Текст новости о подростке, ставшей поводом для блокировки, по словам Марины Седневой, «был основан на пресс-релизе Следственного комитета, который цитировали 14 СМИ примерно в одинаковых выражениях — к ним никаких претензий нет. Это вообще могло быть не попыткой самоубийства — подросток страдал аутизмом, он остался жив. После блокировки я направила запрос в прокуратуру, чтобы узнать, чем завершилось расследование этого дела — действительно ли это попытка самоубийства, меня перенаправили в МВД, направила туда новый запрос и жду ответа». Она добавляет, что претензии к новости годичной давности выглядят еще более странными, поскольку на сайте «была гораздо более свежая новость о суициде заключенного в колонии». Она связывает блокировку именно с нежеланием редакции удалить новость о надписи про Путина.

«Такие новости есть у всех, и РКН относится к ним снисходительно, но, как видно, до поры до времени», — констатирует шеф-редактор ярославских «Аргументов и Факты в Ярославле» Владислава Куимова.

При блокировке новостей о граффити Роскомнадзор сослался на статью закона, которая не имеет к этому отношения

Через день после блокировки «Яркуба», 12 апреля, был заблокирован еще один ярославский сайт — 76.ru. Главный редактор Ольга Прохорова сразу проверила почту — не пропустила ли она письмо, которое по закону должно предшествовать блокировке. Его присылает провайдер после того, как получает уведомление от Роскомнадзора, и у СМИ есть сутки на устранение нарушения. «Его не было. Документ пришел только утром 13 апреля», — утверждает Прохорова. В уведомлении говорилось, что одна из новостей на сайте содержит информацию, выражающую в неприличной форме явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам Российской Федерации, Конституции Российской Федерации или органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации. Описана публикация в официальном документе так (есть в распоряжении «Медузы»): «Размещена фотография здания управления министерства внутренних дел Российской Федерации по Ярославской области с нанесенной на его стены нецензурной надписью в отношении президента Российской Федерации и комментарии к ней».

В едином реестре сайтов, содержащих запрещенную информацию, в качестве основания внесения 76.ru в этот самый реестр было указано решение Генеральной прокуратуры России от 11 апреля 2019 года. Как оказалось, то же самое решение касалось ресурса «Яркуб», уже заблокированного к тому моменту по другому поводу (за новость о выпавшем из окна подростке). Однако об этом решении ни ту, ни другую редакцию не уведомили. В итоге оба ресурса удалили фотографии здания МВД с заретушированной надписью, хотя оставили тексты заметок. Этого оказалось достаточно, чтобы снять претензии властей: сайты разблокировали.

При этом уведомление Роскомнадзора, которое в конечном счете получил портал 76.ru, было составлено некорректно. Ведомство ссылается на статью 15.1 федерального закона «Об информации», однако оскорблению власти соответствует другая, новая статья — 15.1-1. Именно в ней говорится о том, что у редакции после «незамедлительного» уведомления провайдером есть сутки на удаление материала. Роскомнадзор направил уведомление не провайдеру, а напрямую в редакцию 76.ru и даже продублировал ее владельцу СМИ — компании Hearst Shkulev Media, — что было совсем не обязательно.

Ольга Прохорова из 76.ru возмущается: «[Пресс-секретарь Роскомнадзора Вадим] Ампелонский говорит о профилактике, но это на профилактику вообще-то слабо похоже: начинают звонить с незнакомых номеров, потом блокируют до получения официального уведомления».

Отдельно журналисты беспокоятся о том, что не знают, как избежать блокировок впредь. Из официальной информации они не могут понять, что именно в новостях о надписи на МВД стало для Генпрокуратуры «оскорблением власти». «Мы работали, работаем и хотим работать в правовом поле, но теперь не понимаем, как это делать, — говорит Прохорова. — Пришлось догадываться, мы сообразительные и пока догадались, что дело было в фотоснимке надписи, но если возникнет что-то более тонкое, придется опять играть в угадайку».

По ее мнению, на ярославских СМИ «обкатывают этот закон [об оскорблении власти]». Той же точки зрения придерживается Марина Седнева: «Только приняли закон, а тут подходящий такой кейс — схему можно отработать». Сам закон Ольга Прохорова и Марина Седнева считают очень расплывчатым, а отсутствие четких критериев «оскорбления власти», по их словам, может привести к жесткой самоцензуре в СМИ, особенно провинциальных.

«Будет ли комментарий какого-нибудь ньюсмейкера, что власти Кировского района Ярославля плохо работают, оскорблением власти? Люди вышли на пикет с плакатом „Губернатор — варяг“, вдруг это теперь оскорбление? Летом и осенью проходили протесты против мусорных полигонов, плакаты были самые разные, нам что — на всякий случай их все замазывать на фото?» — рассуждает редактор «Яркуба». Ольга Прохорова так описывает опасения журналистов: «Сначала ты одних пяти букв боишься, потом других. Потом фамилии президента, потом фамилии мелкого чиновника. Ведь уже есть те, кто удалил новость по звонку, хотя так поступать нельзя».

18 апреля русская служба «Би-би-си» рассказала о закрытой встрече представителей Роскомнадзора и Генпрокуратуры с руководителями федеральных изданий. На ней представители РКН сказали, что считают оскорблением власти фразы «„Единая Россия“ — жулики и воры» и «Путин — вор». При этом в ведомстве оговорились, что каждый конкретный случай цитирования таких высказываний должен рассматриваться в контексте, а оценку дает Генеральная прокуратура. 

Марина Седнева хотела бы подать на действия РКН в суд, чтобы «выяснить, что конкретно сочли оскорблением, провели бы экспертизу — действительно ли это оскорблением», но ее небольшое СМИ пока не может нанять юриста для грамотного составления иска. Ее коллега из 76.ru судиться с госведомством не намерена; Прохорова предлагает подумать над «какой-то временной схемой», чтобы СМИ могли понять, «к какому конкретно материалу есть претензии, подумать, что они могут сделать»: «Должно быть время на разговоры, переговоры [с органами власти], и это бы не воспринималось как давление, а как консультации». 

«Непрофессиональными» и «непоследовательными» называет действия РКН Алексей Яковлев из ярославского Regnum: «Есть действия, описанные в законе — с уведомлениями, предупреждениями, а не телефонные просьбы или блокировка до уведомления». По мнению Владиславы Куимовой из ярославских «Аргументов и фактов», решение о том, какая информация оскорбляет власть, а какая нет, должно основываться на лингвистической экспертизе: «Так ведь определяют экстремизм, а пока вообще непонятно, как нам работать».

Ольга Прохорова уверяет, что новость о надписи на МВД не вызвала особого интереса у ярославцев: «Были материалы с куда большим количеством просмотров, зато после блокировки текст про надпись прочло в пять раз больше человек». «Теперь каждая собака знает, что там было написано на нашем МВД. Путин и есть главный пострадавший в этой ситуации», — заключает Яковлев.

Андрей Перцев, Ярославль