Новостихуёвости – Читай и охуевай

Эстонские органы опеки забрали из семьи россиян ребенка. Власти говорят, что из-за состояния их квартиры; в семье — что из-за политики

17 июля в 18:32, Meduza

Эстонские органы опеки забрали восьмилетнюю дочь Изабеллу из семьи россиян, живущих в Таллине, — 65-летнего Анатолия Газаряна и 42-летней Анны Михайловой. Основанием для этого послужили плохое состояние квартиры, где живет семья, и запах табака. Эстонский суд ограничил Газаряна и Михайлову в родительских правах до октября 2017 года, все это время девочка будет находиться в специальном приюте. Родители и их адвокат Виолетта Волкова считают, что дело имеет «политический подтекст» — семья планировала увезти ребенка из Эстонии в Россию. «Медуза» рассказывает подробности этой истории.

Семья давно жила в Эстонии, но не имела гражданства, только вид на жительство. Анатолий Газарян рассказал «Медузе», что переехал со своей матерью в Таллин из Москвы в 1978 году. После распада СССР Газарян выбрал гражданство России, но остался жить в Эстонии. После смерти матери в 2005-м Газарян на одном из православных интернет-форумов познакомился с 31-летней Анной Михайловой. Они переписывались больше года, а потом Михайлова переехала к Газаряну в Эстонию из Москвы. Они поженились, в 2008-м у них родилась дочь Изабелла. Гражданства Эстонии ни Газарян, ни Михайлова не получали, на эстонском языке они тоже не говорят.

Родители девочки жили бедно — из-за проблем со здоровьем. И Михайлова, и Газярян имеют инвалидность второй группы, это не позволяет им работать. Кроме того, 65-летний Газарян уже находится на пенсии. Газарян рассказал «Медузе», что совокупный месячный доход семьи (пенсии и родительское пособие, которое выплачивали эстонские власти Изабелле) составлял около 450 евро, порядка 130 из них семья платила за коммунальные услуги. «Семья действительно жила очень бедно», — подчеркнула в разговоре с «Медузой» адвокат Виоллета Волкова, защищающая семью.

Опубликовано Анной Михайловой 16 июля 2017 г.

Органы опеки Эстонии несколько лет просили семью сделать ремонт в квартире. Семья Газаряна и Михайловой живет в трехкомнатной квартире в доме 1960-х годов постройки. Капитального ремонта в квартире не было много лет. Виоллета Волкова рассказала, что последние несколько лет органы опеки регулярно проверяли условия жизни семьи — и каждый раз указывали на необходимость ремонта и стойкий запах табака в квартире. «Да, там обои не менялись много лет, старая-престарая мебель и так далее. А по поводу сигарет — да, запах в квартире, наверное, весьма специфический для некурящих. Но тогда нужно забирать детей из всех семей, где родители курят», — сказала она.

Сам Газарян объяснил «Медузе», что он с женой курят только на кухне или в своей комнате, а по всей квартире запах разносится из-за вентиляции. «Но запах не является угрозой здоровью ребенка. Опасен только дым», — говорит он.

В некоммерческой организации «Родители Эстонии» (она выступает против вмешательства органов опеки в дела семьи) состояние квартиры охарактеризовали как «страшное». Активистка организации Анастасия Рая описала ее так: «Дома — страшная грязь, все прокурено насквозь, невообразимая вонь. Здесь дело не в бедности, а в реальной неопрятности и, вероятно, лени, нежелании или неумении заботиться о своей среде обитания. У девочки нет своей кровати — она спит на полу, на матрасе». Рая при этом добавила, что организация не поддерживает изъятие Изабеллы из семьи — невзирая на условия в квартире, родители «на должном уровне» занимались Изабеллой и развивали ребенка.

Газарян говорит, что сделать капитальный ремонт в квартире семья не могла. По его оценке, необходимые работы обошлись бы в 4-4,5 тысячи евро.

Опубликовано Анной Михайловой 16 июля 2017 г.

После первых угроз забрать ребенка семья решила вернуться в Россию. 29 июня в семью Газаряна и Михайловой в очередной раз пришли социальные работники и увидели в квартире строительный мусор и старые оконные рамы — в доме, где живет семья, ремонтируют фасад, и работники заменяли старые окна на новые. Убрать оставшийся от работ мусор Анатолий был не в состоянии, по его словам, из-за проблем со здоровьем; сами строители вывезти мусор отказались. Увидев такую обстановку, социальные работники заявили, что ребенок не должен жить в антисанитарных условиях, и Изабеллу заберут социальные службы. Семье дали срок до начала августа, чтобы навести порядок.

После визита органов опеки Газарян и Михайлова решили, что увезут Изабеллу в Россию — на дачу к дедушке. О своих планах увезти ребенка из Эстонии родители сообщили социальным службам, подчеркнул Газарян в разговоре с «Медузой».

11 июля органы опеки забрали девочку из семьи. В этот день в квартиру пришли два социальных работника в сопровождении нескольких полицейских. Они заявили, что принято решение изъять из семьи девочку и отправить ее в приют временного содержания для детей. Сразу после того, как Изабеллу забрали, родители обратились к адвокату Волковой и в посольство России в Эстонии. Министерство социальных дел Эстонии отказалось от комментариев, поскольку законы страны не позволяют разглашать информацию о несовершеннолетних. Вице-канцлер министерства Райт Куузе сказал, что в Эстонии детей забирают из семей, только когда есть серьезная угроза их жизни или благополучию. По его мнению, так было и в случае с российской семьей.

Семья считает, что девочку забрали из-за решения увезти ее в Россию. «Соцработники сыграли на опережение. Ребенка просто взяли в заложники, как террористы. Это чиновничий террор», — настаивает Газарян. Адвокат Волкова утверждает, что на решении забрать ребенка сказались сложные политические взаимоотношения России и Эстонии: «В этом деле есть политический подтекст. Других объяснений нет».

Волкова рассказала, что посольство России в Эстонии уже затребовало документы об изъятии ребенка у эстонской стороны, но «та пока не ответила». Кроме того, решением проблемы пообещала заняться уполномоченная по правам детей при президенте России Анна Кузнецова.

14 июля в Таллине суд временно ограничил Газарян и Михайлову в родительских правах — до середины октября 2017 года; все это время восьмилетняя Изабелла должна провести в приюте. Родителям разрешено встречаться с ней раз в два дня, продолжительность встреч ограничивается 15 минутами.

Павел Мерзликин