Новостихуёвости – Читай и охуевай

«У подножия Стены — только он»

16 июля в 17:26, Meduza

16 июля на HBO стартует седьмой сезон «Игры престолов», и кажется, ключевую роль в нем сыграет Бран Старк — мальчик, который выжил, научился вселяться в животных и путешествовать во времени. «Медуза» публикует интервью Айзека Хэмпстед-Райта, исполнившего роль Брана Старка; а также комментарий кинокритика Егора Москвитина, который рассказывает, чего стоит ждать от этого персонажа в новом сезоне.

Почему Бран так важен?

«Игра престолов» всегда была сериалом с поразительно сложной структурой. Джордж Мартин смешивает в своих книгах историю с мифологией, и хорошо, что сценаристы нашли способ сохранить все это без особой потери качества (ну, почти). Так что читатели и зрители, прогнозируя грядущие события и анализируя случившиеся, всегда могли обратиться за подсказками к мировой культуре. Но мальчик по имени Бран Старк спутал нам все карты: из-за него в «Игре престолов», где психологический реализм уживается с фэнтезийными условностями, появился прием из арсенала научной фантастики — путешествие во времени и способность изменять прошлое.

Невероятное умение героя раскрылось в сцене с Ходором. Когда на убежище героев напали белые ходоки, мальчик так захотел выжить, что ему удалось вернуться на много лет назад и крикнуть Ходору (тогда еще здоровому парню по имени Уилис): «Ход затвори!» («Hold the door!» — в оригинальной версии). Тот так впечатлился, что сошел с ума и всю жизнь повторял слово «Ходор». Однако в решающий момент — когда белые ходоки преследовали Брана — дверь он все-таки затворил.

HBO

Получилась временная петля, которая уже не раз затягивалась в научно-фантастических произведениях. Если бы Уилис не сошел с ума, он не оказался бы с Браном в этой хижине. Но если бы Уилис не оказался с Браном в этой хижине, то он бы не сошел с ума.

Фанатам сериала и книг нелегко жить уже с этим фактом, но беда в том, что у юного Старка есть и другие сверхсилы. Он, к примеру, может видеть мир —причем не только настоящее, но и прошлое — вселяясь в чардрево. И хотя его наставник, Трехглазый ворон, предупреждает, что видеть — не значит вмешиваться, Бран явно сильнее, чем все думают. Когда в книге, во время свадьбы Рамси Болтона и Лже-Арьи в богороще, мимо чардрева проходит Вонючка, он слышит свое настоящее имя: «Теон». Фанаты полагают, что таким образом к нему взывает Бран Старк — и именно с этой сцены начинается духовное воскрешение Теона внутри Вонючки.

Этих двух событий — одного книжного, другого сериального — достаточно, чтобы выстроить еще более смелые теории. Например, что слышавший шепот Безумный Король (после того, как Джейми Ланнистер его убил, в общем-то, и начался весь сыр-бор) на самом деле был доведен до ручки Браном. И что подобная судьба, возможно, ждет королеву Серсею. Из пророчества мы знаем, что ее погубит валонкар, то есть «младший брат». Бран Старк — неплохой кандидат. Кстати, в самом начале «Песни льда и пламени» маленький Бран лежит в Винтерфелле и слушает сказки старой Нэн, а к окну его покоев подлетает ворон. Этим вороном может быть сам Бран-из-будущего, собирающий информацию о белых ходоках. Ведь старая Нэн могла знать о том, как уничтожить Короля ночи.

Но некоторые фанаты мыслят еще масштабнее — и вспоминают, что Стену в свое время возвел Бран Строитель. Если Старк смог вернуться в прошлое и запрограммировать Ходора, то почему бы ему не вернуться еще дальше в древность и не возвести стену?

У Брана, между прочим, особенные отношения с Королем ночи: во время видений Старка Король — единственный, кто замечает мальчика. Метка, которую Король оставил на руке Брана, разрушила заклинания, защищавшие убежище Трехглазого ворона. Если эти заклинания той же природы, что и магия Стены, то возвращение Брана в Семь королевств откроет ворота и для Короля.

А вернуться домой Брану очень надо: пока что он единственный, кто знает, что Джон Сноу — сын принца Таргариена и леди Старк. То есть тот самый сын льда и пламени, на которого все эти годы намекало название книжного цикла — Son (g) of Ice and Fire. Есть, правда, изящный вариант, что Бран пересечет Стену по воздуху, ведь ему напророчили, что он «никогда не сможет ходить, но зато будет летать». Например, на одном из драконов Дейнерис.

Накануне седьмого сезона кажется, что Король ночи извлечет выгоду из любого сценария. Если Бран пройдет под Стеной, он пройдет следом, а если Джон Сноу отправится в дикие земли, чтобы спасти брата, то Король сможет на него напасть. А если дело дойдет до драконов, то у него в запасе есть легенда о ледяном драконе. Почему бы и ей не оказаться правдой? И, кстати, про кого эти строчки в трейлере («Одинокий волк умирает, но стая его живет») — про Джона, про Неда или про Робба?

Но что бы ни случилось с Браном, важно другое — «Игра престолов», долгие годы отрицавшая основы фэнтези, возвращается к правилу Джона Р. Р. Толкина и Клайва Стейплза Льюиса — и доверяет судьбу мира маленькому человеку, который никогда не искал подвига. Но вынужден будет его совершить — ради всех.

НВО / «Амедиатека»

«Бран похож на Доктора Манхэттена»

— Что будет с Браном в начале этого сезона?

— В первой серии мы увидим, что Бран окажется в немного затруднительном положении. Он потерял Ходора, который на протяжении прошлых шести сезонов практически был его ногами. Он остался без своего лютоволка, а у них была очень глубокая связь — можно сказать, тот был частью Брана, а также весьма ценным защитником. Бенджен Старк, который в последнюю их встречу (когда вихты догоняли Брана и Миру — прим. «Медузы») появился и спас положение, тоже покинул Брана. Так что теперь у подножия Стены — только он и Мира.

— Он вообще все еще Бран?

— Не совсем. Вдобавок ко всему на его плечи легла огромная ответственность за Трехглазого ворона. Он больше не Бран Старк. Он помнит, что такое быть Браном Старком, но в то же время он помнит все, что когда-либо происходило во Вселенной. Он знает все о Джоне Сноу, о происхождении белых ходоков — и эти знания могут пригодиться, чтобы одержать над ними победу. Все это означает, что Бран стал очень, очень ценным активом для Вестероса. Ему нужно сделать так, чтобы эта информация вовремя попала к правильным людям. Поэтому в начале седьмого сезона задача Брана — оказаться в нужном месте и всех спасти.

— Он один из немногих, кто знает, что враг в Великой войне — это…

— Да, Бран действительно [знает] больше, чем кто-либо другой, поэтому теперь он заклятый враг Короля ночи. Трехглазый ворон и Король ночи — злейшие враги. Так что, думаю, Брану лучше других известно о страхе и ужасе, которые все должны испытывать из-за угрозы, нависшей над ними.

— Каково это — играть персонажа, который в начале был мальчиком, а теперь едва ли человек?

— Было непросто понять, как именно играть его. Нам казалось, что он должен быть в каком-то смысле бездушным, неэмоциональным, с едва заметной загадочной аурой, но при этом — не скучным и не однообразным. Так что нужно было попытаться уловить тот момент, когда внутри него начали пробуждаться знания обо всем на свете. Ведь последствия того, как эта способность влияет на разум человека, огромны.

Дэвид и Дэн (Дэвид Бениофф и Д. Б. Уайсс, сценаристы сериала — прим. «Медузы») сказали мне прочитать комикс «Хранители»: [Бран] похож на Доктора Манхэттена из этого комикса. Когда я играю Старка — я не пытаюсь сосредоточиться на конкретной сцене: наоборот, в этот момент я слушаю, что говорят остальные персонажи, думаю о миллионе других вещей, произошедших в предыдущих сценах, вспоминаю один момент из второго сезона и так далее. Это именно то, что творится в голове Брана. У него [в голове] вихрь информации, который закручивает все времена: «О, это произошло, и вот это случилось, и вот то». На самом деле он [находится] вне какого-то определенного времени.

P. S. Интервью предоставлено пресс-службой телеканала Fox. Премьера 7 сезона «Игры престолов» — 17 июля в 19.00 и 22.00.

Егор Москвитин